Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Э?

(no subject)

В субботу я пала жертвой с платформы Ржевская. Которая расположена рядом с платформой Рижская. Которая совсем не та Рижская, что на Рижском вокзале. А находится от него в четырёх переходах, двух пригорках, полутора мостах и ещё немножко пешком по жаре. Ни кассир на станции Рижская на Рижском вокзале, ни кассир на станция Ржевская в четырёх переходах, двух пригорках, полутора мостах и ещё немножко пешком по жаре от него, не знали, где вообще искать платформу, с которой вот-вот, согласно Яндекс-расписанию, должна была отойти нужная мне электричка. В белом платье и с бутылкой вина подмышкой, я стояла на станции Ржевская, как Наташа Ростова на первом балу.

И только сейчас я поняла почему не смогла найти ту платформу. Потому что я магл!
Э?

И, кстати, та вчерашняя молочница, уже поднялась, полная беды...

В метро видела рекламу таблеточек со слоганом «Карьера или молочница?» Молочница, конечно, штука неприятная. Но куда же надо пойти работать, чтобы она помешала карьере? В Красную Армию, что ли?
Э?

Разговорчики об культурном.

– А я вот искала «Идеального мужа». И на Озоне, и в Яндексе…
– И чего?
– Да всё, как в жизни. Не нашла.

***
– Хочу посмотреть, идёт ли где в Москве Теннеси Уильямс.
– Теннеси Уильямс есть у меня дома!
– Т.е., ты предлагаешь, вместо театра поехать всем к тебе домой, и ты нам покажешь?
– По ролям почитаем. «Трамвай Желание».
– Я чур за трамвай!
Э?

Оптимистическая дорожная песнь.

Не кричи, глашатай, не труби сбора.
Встречи с ними ты уже не жди.
Нет, еще не завтра, но уже скоро
Лучшее конечно впереди.

Радуйся, торговец, закупай мыло,
Календарь закроет этот лист.
Скоро будет все иначе, чем было,
Эй, прибавь-ка ходу машинист!

Скатертью-скатертью дальний путь стелется,
Знать, что будет, ты не вольна.
Каждому-каждому в лучшее верится,
Что тебя не тронет война.

Ветер подымается, звезда меркнет,
И упирается прямо в небосклон.
Скоро станет ясно, кто кого свергнет,
Катится-катится голубой вагон!

Голубой вагон бежит, качается,
Цезарь спит и стонет во сне.
Ну зачем же этот день кончается,
А меня убьют на войне.

Совместно с ardillita.
Э?

Лирическое.

В метро приснилось стихотворение, совершенно такое из Серебряного века, напевное, тягучее и прекрасное, начиналось со слов "Всех убью, один останусь".
  • Current Mood
    impressed impressed
Э?

Тимуровские будни.

В закрывающиеся двери вагона попытался зайти показавшийся мне в меру запущенным мужичок. Шарил перед собой палкой – слепой. Двери закрылись, палку зажало, вагончик тронулся. Мужичок палку выпустил, повалился на перрон.
Палка долбила по стенам туннеля и изрядно нервировала. Начитавшись детективов о бравых тимуровцах статских советниках, я решила, что надо же как-то с этим разобраться. Разжимание дверей голыми женскими руками посередь туннеля с долбящей по его стенам палкой, мне показалось опрометчивым. Я свернула детективчик и присела в засаде: если палка не обдолбит какую-нибудь жизненно важную для города артерию, мы таки доедем до следующей станции, осторожно откроются двери, я палку словлю до того, как она свалится на пути, после чего вернусь на предыдущую станцию, где, наверняка поднятый добрыми пассажирами, кукует мужичок. Если же артерия таки обдолбится – то значит не доедем. Потому место для засады я выбрала так, чтобы в случае чего отскочить и прикинуться ветошью, прикрывшись статским советником. Добрая старушка давала мне советы, остальные наблюдали (Это я так подумала тогда. Может и не наблюдали – чего там?).
В общем, доехали, и я, изящно помахивая палкой, прибыла обратно, где на скамеечке прилёг хозяин моего сокровища. При ближайшем рассмотрении меня постигло разочарование: вместо пенсионера, чья растерянность должна была бы смениться благодарностью, виденье оказалось грубым мужиком довольно синей наружности, да ещё и с подозрительными пятнами на штанах. Впрочем, поблагодарил и куда-то двинул нетвёрдой походкой.
Я же брезгливо косилась на правую руку, в которой до того несла палку, а теперь мусолила ароматическую салфетку, и тщетно успокаивала себя тем, что ну не грязнее же мой давешний трофей тех же поручней, например, или ступенек, на которые приходилось падать.
Франциск Ассизский был всё-таки великий человек, даром, что святой.
Э?

Заячий тулупчик.

Телеканал "Культура" поведал вчера о том, что для удобства гастролирования оркестра "Виртуозы Москвы" ВВ.Путин предоставил им свой самолёт.
Ну да, а сам, наверное, на автобусе на работу поехал. А жена вообще дома осталась чтобы вечером в подворотне не снасильничали.
  • Current Mood
    bitchy bitchy
Э?

(no subject)

Вы, собственно, что думаете, ангелом - легко? Это же не только в сияние облачился и ай-да белым цветком перед носом у девиц размахивать или Гершвина на трубе по вечерам. Это, конечно, тоже. Но это только самые достойные, заслуженные могут. Не всякому позволено. Ведь не любому ангелу доверишь различать косяки дверей – в крови ли. И, между прочим, не каждый согласится.

А прежде, в подмастерьях, бродят по городам. Вы думаете, откуда по утрам тропинки в сугробах? Такой вот городской ангел протаптывает затемно. Чтобы даже самый ранний работяга или, наоборот, доктор после дежурства, удивлялся: ишь, прошёл уже кто-то, направил. Босыми ногами, между прочим – иначе никак. Совсем не та тропинка получается.

И собакам в снег вкусное зарывают. А детям – камушки разноцветные и прочий восхитительный мусор. И бомжу на виду - бутылку, и непременно с остатком на донышке. И старушке в протянутую ладонь – рубль и 50 копеек. Чтобы не пустая. В вагонах метро ездят, переполненных. Не замечали? Вроде, пинают, толкают, а вдруг – раз – и свободнее. И лица расправились.

В метро их можно узнать, если присмотреться. Они заметные, вообще-то, если знаешь, как отличать: по небольшому росту, взъерошенным волосам, расклешённым джинсам, длинным шарфам и озябшим пальцам. И улыбкам, конечно.

Улыбку ангельскую с человеческой не спутаешь ни за что. Бывает, но редко. Люди с такой улыбкой долго не живут.
Э?

Знаки препинания.

Если бы я умела рисовать мультфильмы, то сделала бы вот примерно, как девочка, тонкая такая, закутанная в шарф, идёт по городу, допустим - Москве - или крупному какому другому, её мнёт в метро и - глаза собаки, лежит уютно у турникета - и всё в стиле таком, знаете, чёрно-белом, графическом, дискретном, как в «Девочке и дельфине», и мрачно так, сугробы, дома монотонные, трубы, перекрытия, эстетика разложения, о да! о да... и подъезды, и протянутая рука старухи в метро, и газету мятую валандает ветер, ну что там ещё из нашего? сумки, заборы, скрипящие качели во дворе, в общем, вся эта муть, которая каждый день, и - девочка приходит домой, нет, это скорее питерский дом, хотя, Питер ведь чудо как хорош, но всё-таки, да - и долго идёт по коридору – велосипеды, стопки газет, соседский хлам – и сбрасывает пальто, медленно, ведь дискретность – помните? – разматывает шарф, и наливает себе чаю в нежную такую чашку, со щербинкой - усаживается на подоконник, а за окном и не вечер, и не день-то уж точно, а так – непонятно, и дома, дома, трубы, нелепые сооружения спальных районов, вся эта вышеописанная эстетика, мать её так! – и она, убирая пряди со лба, ведёт пальцем по стеклу, обрисовывает как бы эти ангары и прочую хрень, и – они чуть розовеют, теплеют что ли - добавим чуть цвета - покрываются патиной, фреской, на которой - виноградные кисти и благоговейно склонённые лица, и вот уже дамы в длинных платьях, едва шурша, плавно... плавно! плывут за окном меж кипарисов, и улица меняется, тает, течёт мороженым крем-брюле, но - звонок...
  • Current Mood
    sleepy sleepy