Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Э?

Раньше Рабинович жил напротив тюрьмы.

В Мадриде мы жили на 4-м этаже старого дома в смешном отеле, название которого – Gallardo – переводится как молодец. Я уроженец современной застройки и очень неровно дышу к домам с историей, всегда интересно, что было в них раньше и чего делается за окнами похожих напротив.
Ближайшая станция метро называется Tribunal. К сожалению, так и не собралась сфотографироваться под вывеской и назвать фото «Зайц под трибуналом».
Комната в отеле была тесной-тесной, пароль к wi-fi длинным-длинным, зато улица оказалась полной замечательной движухи, а вечером – вдвойне. Улица очень длинная и вот просто жалко было уходить с неё, когда уже доходили до отеля (а ноги-то тю-тю).
По одну сторону с дверью отеля соседствует «Хлеб насущный», а по другую – сидрерня! Там, сидя у стойки, можно за 1,5, что ли, евро получить стакан сидра и мелкую закуску. Салфетки и прочий мусор кидают прямо на пол, для этого под стойкой в ряд стоят брутальные вёдра. За стойкой бодрые дядьки – разговорчивые, как все испанцы, все похожие друг на друга. Мы их назвали «малютки сидровары». Марго ходила туда завтракать и наблюдала мрачного аборигена, который сурово заказал стакан Риохи (11 утра, ок) и сурово же выражал своё недовольство кем-то или чем-то – видимо, политикой. Все сочувственно кивали.
Французское окно номера закрывалось могучими деревянными ставнями, а вид из него был вот буквально – ХУЯК!



Я совершенно обалдела, когда выглянула в первый раз, да так в обалдении всё время и провела.
Э?

А потом на развалинах часовни...

Пока нету у меня фотографий из нездешнего города Страсбурга (по причине вымерзания фотоларька в нашем переходе), покажу вам то, за чем не в последнюю очередь я туда рванула на скоростном поезде в 8 утра, для чего встала в 5:30, что для меня вообще запредельные цифры.
В этих роскошных женщин я влюбилась классе не помню в каком, раскрыв Малую Историю Искусств, и после неоднократно прикладывалась к ним в Пушкинском музее. Пушкинский – это, конечно, прекрасно, однако трепетная душа фетишиста жаждала оригиналу. И получила аж два раза – первый раз (с N-ой попытки не без посторонней помощи), отыскав их непосредственно на соборе, в несколько подпорченном виде, а второй - в местном музее Средневековья, в уже самом настоящем оригинале 1230 года, заботливо упрятанном от природных катаклизмов.

Collapse )
Э?

К Прекрасной Даме.

Э?

(no subject)

Ввернувшись с трудом из Питера, обнаружила на работе целый полный холодильник со вкусной едой и умершую почту с архивом за год с лишним. Как жить?!
А в Питере – хорошо. Все путешествие прошло в медитации. Начиная с приезда в 5:30 и медитации по улицам в поисках афиш «Башни», а также сухого и теплого места, которое и нашлось на мягком диванчике в магазине «Титаник» (Хм. Единственное сухое и теплое – в «Титанике»), где мы придремали умиротворенные приобретением дешевых кассет. Не помогал даже кофе в количествах. Даже люди в Питере отвечают медленнее, спокойнее.
Где же это мы еще медитировали-то? Ну, в Кунстакамере, понятно. Там, блин, такие индейцы! Так их там плющит, блин! Мы распугивали интеллигентынх старушек, тыча пальцами и издавая коронное «буа-а-а-а!», когда видели очередного индейца. Ну радость же! А еще девушки с высшим образованием – это все от недосыпа.
Питер разочаровал недостатком желтых листьев. Я очень их люблю пинать. Красиво. У нас уже все желтое – а Питере нет. Зато видели в Летнем саду группу детишек с метлами. Решили было, что у них там турнир по квидиччу. Ан нет – территорию убирают.
А еще памятники у Казанского собора стоят в синих кабинках – ну просто как на пляже. Только снизу босых ног не хватает.
А еще дети. О! Дети! Клевейшие дети Хаммера и Тикки – это понятно. Искали мы египеткий домик. Хе. Спрашивали детей в подворотне. Московские бы, ну точно, спросили бы: «Египет, блин, а это че?» А эти грамотно так объяснили, название улицы сказали. Хотя, наговариваю, на московских-то, наверное.
В общем, «Если дел не будет срочных – я опять сюда приеду... (с) А.О’Карпов